воскресенье, февраля 25, 2018

"Чем мы чище, тем слышнее господень смех..."


Страничка для моего любимого поэта - Веры Полозковой.  Выразить сложно то, что значат ее слова, они проникают в душу, обнажают, раскрывают, открываю, вдохновляют ...
И поскольку свою любовь словами мне выразить сложно, я сделала страничку, чтобы хоть как-то поделиться с миром переполняющим меня восхищением )

This is a page for my favourite poet - Vera Polozkova. It is hard to express the power of her words. I just want to say that her words penetrate into the soul, reveal, open and expire ... As it is hard for me to express my love with the words i has made this page to share my admiration with the world.


Заголовок  - это цитата из одного стихотворения (я его разместила ниже)
The title is a phrase from the one of her poems "Loud speakers: the cleaner the more audible is the laugh of His" ( you can find the english translation below)






Каждый из нас — это частный случай музыки и помех

Так что слушай, садись и слушай божий ритмичный смех

Ты лишь герц его, сот, ячейка, то, на что звук разбит
Он таинственный голос чей-то, мерный упрямый бит



Он внутри у тебя стучится, тут, под воротничком

Тут, под горлом, из-под ключицы, если лежать ничком
Стоит капельку подучиться — станешь проводником
Будешь кабель его, антенна, сеть, радиоволна
Чтоб земля была нощно, денно смехом его полна

Как тебя пронижет и прополощет, чтоб забыл себя ощущать,

Чтоб стал гладким, словно каштан, на ощупь, чтобы некуда упрощать

Чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать

Был как старый балкон — усыпан пеплом, листьями и лузгой

Шёл каким-то шипеньем сиплым, был пустынный песок, изгой
А проснёшься любимым сыном, чистый, целый, нагой, другой
Весь в холодном сиянье синем, распускающемся дугой



Сядешь в поезд, поедешь в сити, кошелёк на дне рюкзака

Обнаружишь, что ты носитель незнакомого языка
Поздороваешься — в гортани, словно ржавчина, хрипотца
Эта ямка у кромки рта мне скажет больше всех черт лица
Здравствуй, брат мой по общей тайне, да, я вижу в тебе отца


Здравствуй, брат мой, кто независим от гордыни — тот белый маг

Мы не буквы господних писем, мы держатели для бумаг

Мы не оптика, а оправа, мы сургуч под его печать
Старость — думать, что выбил право наставлять или поучать



Мы динамики, а не звуки, пусть тебя не пугает смерть

Если выучиться разлуке, то нетрудно её суметь
Будь умерен в питье и пище, не стремись осчастливить всех
Мы трансляторы: чем мы чище, тем слышнее господень смех


Мы оттенок его, подробность, блик на красном и золотом

Будем чистыми — он по гроб нас не оставит. Да и потом

Нет забавней его народца, что зовёт его по часам
Избирает в своем болотце, ждёт инструкции к чудесам
Ходит в Мекку, святит колодцы, ставит певчих по голосам


Слушай, слушай, как он смеется

Над собою смеется сам

************
Each of us is a special case of music and noise on the ground
So listen, sit down and listen to His rhythmic laughter, scholar.
You are just a hertz of His, a cell, a particle of His sound.
He is somebody's mystic voice, regular stubborn beat, a tone.
He's knocking from within, from inside you, here, under the collar
Or here, in your throat, or while you're crouching under your collar-bone.
It takes a little studying to become His conductor, staff.
You'll be His cord, antenna, network, radiowave of your own
That the blue planet twenty four seven would be full with His laugh.

You'll be penetrated, rinsed through that you forget to feel as self,
You become smooth as a chestnut, so there's no way to simplify,
So that you're empty as a square at night - noone to enslave but self - 
So that you're like an old balcony with ash, peeling and dry leaves.
You were walking with hissing, you were desert sand, outcast but why?
You'll wake up as beloved son - clean, naked, different, one-piece.
You are all in cold blue shine and in haze of an arch-shaped blooming

You will take a train to the city, wallet held tight in your hand
You will realize that you're a foreign speaker in your own land, 
Realize huskiness, throat rust while greeting people, thoughts booming.
That one dimple close to the lip tells me more than anything else.
Hi, brother-in-secret, yes in you I see our Father who tends 

To shine. Hi, brother. One who's independent, he's a white wizard.
We are not letters in God's scribblings, we are paper clips, lizards
at His zoo. We're not the optics we are just a glass frame, we're wax 
For His seal. Age's thinking you beat out right to mentor to play sax.
We are dynamics rather not the sounds, let death not frighten you,
[If you've mastered art of breakup, then death is doable too
Be sure in food and water, don not try to make all happy, please]

Loud speakers: the cleaner the more audible is the laugh of His.

We are His hues, tints, His detail, a highlight on red or on gold
If we work on being clean, He'll be with us 'til the end, we're told
And even after. There's no nation more amusing that the one
Calling Him on schedule, voting for a leader in their moors - Done! - 
Awaiting miracle instructions, walking the Hajj, blessing wells, 
Placing singers accoring to voice and initiating hells.

Listen closely, listen to Him laugh.
Laugh virally and at Himself.

И еще одно мое любимое в видеозаписи из декабрьского концерта.




Комментариев нет:

Отправить комментарий

LinkWithin

Related Posts with Thumbnails